Обитель жнеца
Добро пожаловать! ^_^
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Обитель жнецаПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | следующуюСледующая »


понедельник, 11 июля 2011 г.
Уйти, покинуть этот свет...Уйти от ... Жнeц 19:22:16
Уйти, покинуть этот свет...
Уйти от всех, не оглянуться...
Уйти, где зла и горя нет...
Лишь раз уснуть и не проснуться...


Категории: [Цитаты]
Прoкoммeнтировaть
Как совратить Жнецов. Пособие только для девушек Жнeц 18:22:38
*пацталом*

Трепетное чадо всего Департамента. Непорочное дитя. Милый Алан Хамфриз.
Сначала этого милого Жнеца откармливаем до того, как он устанет. В спальне зажечь свечки с ароматом каркадэ, самой надушится духами с таким же ароматом, и миленькими глазками притягивать в спальню) .А дальше Ваши фантазии) Повернувшись, не пугайтесь увидеть сладко спящего Алана с листиком каркадэ в губах)

Второй по списку... Уильям Ти Спирс. Он серьезный, строгий начальник, и все это знают. Что же любит начальник? Книги! Он может зачитываться до упора— когда глаза автоматом закроются. И что? Читайте с ним какую-нибудь "усыпляющую" книженцию. Когда уже совсем невмоготу, надо миленьким голоском сказать "Уилли я хочу спать", и мягко вырвать из его рук книгу. Ну дальше его как и при Алане заманивать глазками! Только умными! Начальник любит умные глаза:)­ И еще! Повернувшись, не пугайтесь увидеть Уильяма в обнимку с книжкой)

Грелль Сатклифф)
А что тут стараться? Это ходячий секс на каблуках сам кого захочет заманит. Так что лучше поддайтесь такому очаровашке как Греллю.
P.S. Для Грелля. Милый Грелль, повернувшись, не пугайся увидеть Гробовщика! Ты же кого хочешь затащишь в постель, да?)

Четвертый— Эрик Сложный случай, но все же. Эрику спойте песенку, которую спел когда-то Алан для него. Грозный мужчина сразу же превратится в послушного мальчишку. Ну а что дальше? Мне даже кажется, что пугаться не надо когда вы повернетесь. Он просто будет спать, обняв Вас.

Гробовщик. Ну это милое создание можно совратить проще простого! Проделайте путь к спальне из печенюшек в виде костей) Гробовщику будут интересные только печеньки! Потом на себе тоже разложите печеньки и все! Легендарный жнец Ваш. Повернувшись, не пугайтесь увидев Гробовщика с банкой печенек!


Категории: [Не мои фанфики], [Фанфики по Kuroshitsuji], [Как совратить Жнецов. Пособие только для девушек]
Прoкoммeнтировaть
Предсмертное желание Жнeц 18:12:43
Итак, я умирал. От тяжелой, неизлечимой болезни, что годами терзала меня. Все это время как-то удавалась сдерживать ее при помощи лекарств, но пришел такой момент, когда они перестали помогать, и смерть стала лишь вопросом времени…
Я написал завещание, заказал симпатичный черный гробик через интернет, отдал распоряжения относительно моих похорон родным и теперь тихонько дожидался своего последнего часа в постели.
За окнами была холодная зимняя ночь, ночник на прикроватной тумбочке мерцал во тьме комнаты одинокой звездой. Эта ночь должна была стать последней в моей жизни, я это чувствовал – по холодеющим рукам и ногам, по тому, как сердце прерывисто билось в груди, то ускоряясь, то затихая… Мне не было страшно. Я давно уже был готов к такому для себя исходу. Перечитав за свою недолгую жизнь горы эзотерической литературы, и пересмотрев немало тематических фильмов, я понял – смерть – это не конец существования для бессмертной души, это лишь переход моего «Я» на другой энергетический уровень. Как переезд из климата умеренных широт в тропики, или на север. Разве стоит этого бояться?
Стало трудно дышать. Я закрыл глаза и приготовился уже к развоплощению, но секунды шли, а я все не умирал… Открыв глаза, с удивлением обнаружил у своей постели любимого персонажа аниме – Грелля Сатклиффа в его неизменном алом плаще.
-О-о, как же я тебе рад! – улыбнулся я. – Ты ведь не глюк? Не плод моего угасающего сознания?
-Конечно, нет, я за пленкой твоих жизненных воспоминаний явился, — хихикнул Грелль.
-Ну вы даете, жнецы, — хмыкнул я, — 21й век на дворе, а вы все с пленками носитесь…
-Ты нас недооцениваешь, — подмигнув, Грелль продемонстрировал мне блестящую розовенькую флешку с черепочками. – Вот сюда жнецы скидывают воспоминания и относят Библиотеку, а там Легендарный сидит, жует печенюшки и инфу с флешек на супер-мега-винчесте­р перегоняет. Там тысячи йоттабайтов хранятся!
-Круто у вас там все, в лондонском департаменте. Только я чего подумал – как ты в Москве – то оказался? Да и по — русски для японца хорошо говоришь…
-В московском департаменте эпидемия жнецового гриппа, — вздохнул Грелль. – Все на больничном. Организация по всем департаментам факсы разослала, каждому жнецу в нагрузку к его непосредственной работе еще москвичей добавили… Так что работаем в авральном режиме. А языкам нас в Академии жнецов обучали, жнецы все языки мира знать должны, никогда не знаешь, к кому тебя пошлют…
-Извини, — искренне посочувствовал я. – Из-за меня тебе в такую даль тащиться пришлось…
-Да, пустяки, работа такая, — махнул рукой Грелль. — Жаль, что за тобой так рано жнеца прислали, ты про меня такие милые фанфики писал… И мог бы еще писать… — его живое личико погрустнело.
-Могу написать последний, специально для тебя, — пообещал я. – Сколько у меня еще времени осталось?
-Нуу, полчаса еще где-то, — жнец посмотрел на часы на стене и сверил время с записью в своем блокноте. – Так получилось, что я раньше прибыл.
-Отлично! – улыбнулся я. – Подай мне ноут, пожалуйста, я живо управлюсь. А ты можешь пока чаю попить, у меня вишневое варенье есть…
-Супер! Обожаю вишневое варенье!
Грелль подал мне ноут, и я увлеченно принялся творить…
А он тем временем пил чай, забавлялся, катая ложечкой вишни по блюдечку, потом начал разглядывать мои вещи, попросил на память, как сувенир, фигурку вампира со светящимися в темноте глазами и клыками… Я не мог отказать любимому жнецу, который одним лишь своим присутствием подле меня скрашивал мои последние минуты в этом мире.
Ну, вот и все. Драббл закончен, время вышло.
-Возьми, это тебе, — протягиваю Греллю, присевшему на мою постель, ноут.
-Спасибо, — счастливо улыбается он. – И за чай с вареньем спасибо. И за вампира.
-Да ну что ты, пустяки. Доставай уже свою бензопилу…
Он хитро улыбается и достает блестящие ножнички.
-С пилой сложновато было бы в аэропорту, — виновато говорит он. – Там ж кругом металлоискатели!
-Жаль, — вздыхаю я. – Но уж что есть – то есть… Слушай, можно тебя кое о чем попросить? — смотрю на него с надеждой.
-Ну я, вообще-то, не золотая рыбка, и желаний предсмертных не выполняю…
-Ну пожалуйста! – канючу я. – Тебе ведь это будет совсем не сложно!
-Ладно, говори, что ты там придумал, — ворчит жнец, но я уже чувствую, что он согласится.
-Поцелуй меня. В губы. Всегда мечтал изведать поцелуй жнеца…
-Это не запрещено правилами Организации, — улыбается он. – Ты, конечно, не такой милый, как Себастьянчик, но был добр ко мне, так что будет тебе поцелуй.
С этими словами он наклоняется ко мне и касается моих губ своими.
Его поцелуй прохладен и обжигает плоть, как ледяной январский ветер. Он просовывает мне в рот язык, я ласкаю его своим, ледяной поцелуй становится горячим и трепетным. Грелль потрясающе целуется, куда до него простым смертным! Не хочу отпускать его, хочу продлить эти мгновения…
Но он отстраняется и печально смотрит на часы.
-Спасибо… — шепчу я и закрываю глаза.
-Удачного путешествия, — так же тихо молвит он и вонзает в мою грудь острые ножницы.
Секундная боль – и все погружается во тьму.


Где-то вдалеке настойчиво звенит будильник.
Черт! Да что же это такое? В раю/аду/или где-я-сейчас-нахожу­сь — тоже есть будильники?
Открываю глаза. Знакомая комната, знакомый будильник, надрывающийся на столе.
Подхожу и выключаю его. Рядом – записка. Разворачиваю.
Четким и красивым почерком в ней прописан адрес, по которому меня настоятельно просят прибыть в московский департамент Организации «Несущие смерть», чтобы получить рабочую форму, Косу Смерти и рабочее расписание на сегодняшний день.
Всемогущая Смерть! Меня берут в жнецы???
Ну, Грелль Сатклифф, сдается мне, что тот ночной поцелуй был лишь началом нашего знакомства…


Категории: [Не мои фанфики], [Фанфики по Kuroshitsuji], [Предсмертное желание]
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
30 признаков помешательства на Грелле Жнeц 18:00:35
1. Kore demo Shitsuji DEATH!.. кхм…
2. Вы обклеили свою комнату/квартиру/по­дъезд/дом/улицу/горо­д (нужное подчеркнуть) плакатами с Греллем.
3. Родители/соседи/ЖЭК­/улица/город в ужОсе.
4. Вы покрасили волосы в красный, нет, КРАСНЫЙ цвет, и сделали градуированную стрижку…
5. …и вставили линзы…
6. …а ещё попросили у родителей денег, чтоб подпилить зубы…
7. …но они денег вам не дали, и вам пришлось самому себе пилить (пилкой для ногтей)…
8. …и у вас неплохо получилось (Кисаме нервно курит в сторонке).
9. Вы ограбили магазин косплея. У продавца – дежавю. Теперь вы ходите в очочках на цепочке с черепками, красном женском плащике и на шпильках (афтор вам люто завидует)
10. Родители просят вас прекратить готовить им чай – вы постоянно сыпете в него соль.
11. Вы научились «пищать» как Грелль, DEATH.
12. На звонке вашего телефона стоит «Kill in the heaven»…
13. …а на будильнике – «Shinkou».
14. И вы знаете их наизусть.
15. Вы стали называть свою классную – Мадам Рэд…
16. …а своего директора/начальник­а – Уильям Т. Спирс.
17. Они стали отзываться, поняв, что вы полностью невменяемы.
18. Вы попросили родителей купить вам бензопилу (они задумались о вашем визите к психиатру).
19. Получив отказ, вы сами смастерили себе РАБОТАЮЩИЙ агрегат бензопилы, и, конечно, покрасили его в красный.
20. Вы попытались забрать плёнку с воспоминаниями у соседа.
21. И вам это удалось. Сосед, увидев бензопилу, сразу отдал вам старые фотоплёнки.
22. На радостях вы пошли прогуляться в парк.
23. Там вы заметили, что вас заметил, выгуливающий мальчика в повязке, чувак в среднестатистическо­м костюме среднестатистическо­го дворецкого.
24. Вы повисли на нём с воплем «Себастьянчик~!»
25. Теперь вы постоянно прогуливаетесь в их компании.
26. Родители, не выдержав, наконец послали вас к психиатру.
27. Вам повезло, «Себастьянчика» и мальчика в повязке тоже туда послали.
28. У психиатра вы вели себя вполне нормально (даже бензопилу на стульчик положили), и психиатр выписал вам всем справки о полной вменяемости (а затем уволился).
29. Вы горды собой – ведь вы всё же просто убойный дворецкий!
30. Вы прочли это, и у вас совпало больше половины. Поздравляю – вы конченый псих. Напишите тёте Яне, авось посочувствует.


Категории: [XD], [Не мои фанфики], [Фанфики по Kuroshitsuji], [30 признаков помешательства на Грелле]
комментировать 7 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Приворот на демона Жнeц 16:56:08
В мрачной, пахнущей травами и пеплом комнате, скрывавшейся за гордой табличкой «Маг-алхимик», было почти ничего не видно из-за дыма. Вышеуказанный маг-алхимик, очевидно, был занят изобретением очередного средства от всех болезней. Или, на худой конец, яда. Вошедший огляделся и сумел наконец разглядеть мага. Он — вернее, она – сидела за столом и увлеченно крутила что-то на дне колбы. Не поднимая взгляд на нетерпеливо кашлянувшего клиента, она серьезно спросила:

— И что тебе здесь нужно, смертный?

— Я… эээ… вы… — сбился клиент.

— Называй меня Дочь Велиара, смертный, — лениво предложила магичка, поднимая взгляд и наконец удосуживаясь увидеть, КТО её посетитель, — Ой, простите.

— Да ничего, — усмехнулся шинигами, — У каждого свой заработок.

— Неужто вы, мистер Сатклифф, ко мне и по моей работе? – уточнила магичка.

— Именно по вашей. Мне нужно… этто…— никогда не смущавшийся Грелль отвел взгляд, — Приворотное зелье.

— Вы сказок начитались? – безразлично уточнила девушка, — «Приворотное зелье» его только в сказках называют. По сути – amore mobiles или «капли любведвижения».

— Хм… но оно же работает?

— Ещё как! – заверила алхимик, — Можно узнать, кем является ваша зазноба?

— Это… он. – нехотя признался Сатклифф.

— О! О! – чему-то обрадовалась магичка, — Тогда это вдвойне интересно! И кто же он?

— Демон…

— Втройне интересно! – возрадовалась алхимик и подлетела к полке с колбами, копошась в этикетках, — Так… это не то… это… вот! – она подала Греллю небольшую пробирку с темно-бордовой жидкостью, — Капаете куда-нибудь, желательно в алкоголь, даете жертве, и через полминуты, если вы все это время рядом, дает эффект.

— Спасибо! – просиял Сатклифф, любопытно принюхиваясь к колбочке.

— Вот только… она работает не все время. Примерно три дня, потом действие проходит, но память при этом не теряется.

— Мне хватит! – заулыбался Жнец.

— И вот ещё что. Если до прошествия часа после принятия препарата жертва вас поцелует – действие может закрепиться, и очень надолго.

— Интересно как… — Сатклифф даже проигнорировал коробящее слово «жертва», отдав плату и направляясь к двери.

— Удачи с жертвой! – хихикнула алхимичка и снова устроилась за столом, напевая что-то фольклорное.

-------------------­-

— Ну и зачем же вы меня позвали? – уточнил Себастьян, присаживаясь в предложенное кресло.

— Ну как… ты только по ночам не занят, я, в принципе, сейчас тоже выходной… почему бы нет? – наивно улыбнулся Грелль, открывая бутылку вина. Демон только хмыкнул, и деликатно отказался от предложенного бокала:

— Я не очень…

— Да ладно тебе, Себас-тян, на нас же алкоголь все равно не действует! – Сатклифф настойчиво пододвинул бокал обратно к Себастьяну, — Ну порадуй меня, что ли…

Демон заинтересованно вдохнул запах напитка:

— Хм… ладно.

Сатклифф с таким азартом уставился на Себастьяна, что тот поперхнулся:

— Что не так?

— Все нормально, все нормально! – поспешно замотал головой Жнец, продолжая наблюдать за демоном. Себастьян молча поставил недопитый бокал на стол.

— Все же… вы как-то странно смотрите.

— Да нет же, — Грелль с напускным спокойствием устроился в соседнем кресле, перегнувшись через подлокотник и глядя на демона.

— … а у вас красивые глаза, — ни с того ни с сего сообщил Себастьян.

— Ч-что? Почему? – «красивые глаза» Сатклиффа наивно распахнулись.

— Сам не знаю. Но сейчас мне кажется, что вы очень даже приятный.

«Черт побери, работает! – мысленно возрадовался шинигами, кусая губы, — Надо будет поблагодарить магичку, когда время будет… дня через три…»

Микаэлис задумчиво наклонил голову.

— Даже удивительно… как я раньше не замечал, — тонкие пальцы в белых перчатках коснулись волос жнеца, с любованием перебирая красные пряди.

— М… не нужно делать комплименты, когда они неискренни, — кокетливо возразил Грелль, на самом деле уже пылая от счастья.

— Ну что вы. Конечно, я говорю это искренне, — усмехнулся демон, проводя пальцами по щеке Сатклиффа. Тот почти незаметно облизнулся, стараясь не взвыть от восхищения:

— Неужели? Раньше я такого от тебя не слышал…

— Сам не знаю, почему раньше не обращал внимания. Простите уж…

«Ну ничего себе, какая деликатность… он только что ВСЕРЬЕЗ извинился передо мной!» Грелль готов был замурлыкать, когда холодные пальцы демона провели по его шее.

Себастьян приблизился к шинигами и, прикрыв темные глаза, улыбнулся:

— Думаю, я и правда не зря остался, — признал он, — С вами, оказывается, довольно приятно находиться рядом.

«Ввввау! Да эти три дня пролетят как одно мгновение!» — прослезился Грелль, — «Если ЕГО любовь вот такая, то я… я с ума сойду от счастья… через час же…»

— Знаете что… вы так часто говорили мне, что любите меня…

— Да, конечно, я правду говорю! – поспешно закивал Грелль. Глаза демона просверкнули алым, на лице появилась легка усмешка:

— Думаю, я… разделяю ваши чувства.

Сатклифф не сдержался и радостно ахнул.

— Себас-тян, ты… серьезно?! – на всякий случай уточнил он.

— С такими вещами не шутят, — ухмыльнулся Себастьян и притянул шинигами за талию к себе. Грелль от неожиданности ойкнул и вцепился в плечи демона:

— С-себас… тян… все так неожиданно… Дай мне время подумать…

— Вы же вроде как уже несколько месяцев «думали»? – хмыкнул Микаэлис. Греллю стало не по себе. Себастьян выглядел так… непредсказуемо. Именно сейчас было лучше всего видно – он именно демон. Ничуть не измененный миром людей и временем.

— Ну… я серьезно… перестань… — попросил Сатклифф, пытаясь вывернуться из объятий, больше похожих на контроль. Бесполезно. Себастьян и на сантиметр не отпустил Жнеца.

— Что вам на этот раз не нравится? Когда я холоден к вам – вы обижаетесь, а теперь…? – недовольно вопросил демон.

Грелль и сам не мог понять, чего хочет. Но уж точно не того, чтобы его требовательно держали, как куклу, не давая пошевелиться.

— Слишком жестко, — пожаловался шинигами, безуспешно отстраняясь, — Я не хочу так!

— Ох, простите, — с непонятной – не то искренней, не то насмешливой – интонацией пропел Микаэлис, ослабляя хватку. Грелль с коротким вскриком потерял равновесие и упал головой на плечо Себастьяна. Шеи Алого Жнеца коснулись холодные пальцы демона, — Так лучше?

— М-м… — отозвался Грелль, пытаясь понять, лучше или нет. Вроде как приятно – положив голову на плечо своего любимого, слушать его дыхание – но все равно было жутко. Может, потому, что дыхания не было, а мягкости в действиях Себастьяна не было ни на каплю.

— Что же не так? – неспокойно спросил Микаэлис, приподнимая Грелля от себя за плечи и грустно глядя в глаза.

— Я… мне пора… — ляпнул Сатклифф, поднимаясь с кресла и отступая к двери, — Меня Уильям, наверное, в штабе ждет… ругаться будет…

— Опять Уильям? – мрачно спросил Себастьян, выпрямляясь, — Неужели вы не можете хоть немного не думать о нем? – он сделал уверенный шаг навстречу Греллю, тот потерял равновесие и, ойкнув, оказался на полу. – Я не понимаю… — Себастьян опустился на колени рядом, — Зачем он вам? Вы только о нем и думаете.

— Вовсе н-нет! – вздрогнул Жнец.

— Я же вижу. И я возмущен. Вы говорите, что любите меня, а на самом деле думаете только…

— Нет! – вскрикнул шинигами, спиной вперед отползая к стене, — Вовсе я о нем не думаю. Просто я… если я не буду таким с ним, он быстро устанет от меня и уволит…

— Понятно… — задумчиво кивнул демон, — Но все равно. Не сегодня, — на лице снова появилась угнетающая ухмылка, — Сегодня он может обойтись и без вас.

— А… но… — Сатклифф и не заметил, как Себастьян прижал его к стене, оказавшись совсем близко.

— Я не отпущу вас сегодня. Вы мне и здесь нужны.

Грелль почувствовал легкое дыхание на своей шее, и ему почти впервые в жизни стало по-настоящему страшно. Он никогда всерьез не боялся никого, кроме Себастьяна. Когда демон чуть не убил Грелля его же бензопилой, Сатклифф понял, что «с ним надо поаккуратней». А теперь все будто наизнанку. Он прижат к стене, не в состоянии пошевелиться от шока, а Себастьян буквально в сантиметрах от его лица, со своей жуткой усмешкой.

— Пожалуйста… Себастьян… — Грелль даже забыл называть демона по уменьшительному прозвищу, — Отпусти!

— Вот уж что нет, то нет… — осклабился Себастьян, проводя пальцами по шее Грелля. Сатклифф напряженно вдохнул и уперся руками в плечи демона, слабо пытаясь оттолкнуть его. «А что если он меня сейчас поцелует?!» — Грелль вздрогнул. «Если Себастьян останется таким насовсем… От меня же и клочков не останется! Нет-нет-нет, я такого не планировал!»

Себастьян нагнулся к шинигами, кажется, любуясь реакцией, почти коснулся его губ своими…

— Пожалуйста, Себастьян, не трогайте меня! – взвыл Сатклифф, не в состоянии больше сдерживаться. Он чувствовал, как по телу пробегает дрожь. Вопреки ожиданиям – не от волнения, а от искреннего страха.

— Хм… уже на «вы» и без прозвищ? – дьявольски ухмыльнулся Микаэлис, не двигаясь с места, — За что же так?

Он – впервые за вечер по-настоящему мягко – приблизился к лицу Грелля и поцеловал. Грелль протестующе застонал, пытаясь отстраниться и машинально отвечая на поцелуй. Дыхание срывалось, казалось, по щекам сейчас потекут слезы. Мысли путались, в голове крутилось только отчаянно-хаотичное «Нет, не надо… пожалуйста, не надо…»

Микаэлис медленно и спокойно отстранился от Грелля.

— Теперь вы поняли? – шокирующее спокойно спросил он

— Себастьян… что… о чем вы?! – Грелля колотило нервной дрожью.

— Во-первых, — хладнокровно заметил демон, моментально вернувшись в свое привычное состояние, — Афродизиаки и иже с ними действуют на меня не больше двух минут.

Сатклифф округлил глаза.

— Во-вторых, я их прекрасно чувствую.

«Ой… кажется, кто-то тут явно облажался»

— И в-третьих… — Себастьян наклонился к самому уху Сатклиффа (заставив его снова испуганно вздрогнуть) и прошептал, — Я уже вам когда-то говорил. Если я вас когда-то полюблю – сами же первый не обрадуетесь. Я просто показал вам, к чему вы так «стремитесь». Делайте выводы, мистер Сатклифф.

Он как ни в чем не бывало поднялся с места, отряхнулся и направился к выходу.

— Это не любовь… — прошептал Грелль, обиженно глядя вслед.

— Что? – Микаэлис чуть удивленно обернулся.

— То, что ты «показывал»… это не любовь.

— Возможно. В таком случае, я не умею любить, как и полагал. – дверь захлопнулась за спиной демона.

— Умеешь… в начале вечера… я видел… — прошептал Грелль. И улыбнулся. Очень слабо и неуверенно, но все же...


Категории: [Не мои фанфики], [Фанфики по Kuroshitsuji], [Приворот на демона]
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
суббота, 9 июля 2011 г.
Жнeц 19:08:10
Запись только для друзей.
пятница, 8 июля 2011 г.
1000 и 1 душа Жнeц 16:38:01
Эрик сидел на стуле, рядом с кроватью, опустив голову, внимательно изучая бесчисленные ссадины на запястьях. Чтобы не закричать от бессилия, чтобы волком не взвыть от отчаяния, мужчина пытался отвлечь себя от этого, причем далеко не самым лучшим способом, разительно отдающий наклонностями начинающего мазохиста. Каждый раз, когда возникало желание закричать, он с силой ударял цепочкой по запястью. По идее от этого должно быть только хуже, но Эрику это немного помогало справиться с некоторыми переживаниями. На кровати лежал Алан, тяжело дыша, и, то и дело, вскрикивая от резкой боли, которая пронзала его тело. Сильнейший приступ закончился всего несколько минут назад. Эрик все это время был с ним. Он поклялся быть с ним всегда, и ни за что не бросать в трудную минуту. Он будет с ним до самого конца. А тот самый конец лишь неумолимо приближался. В последние несколько месяцев болезнь начала быстро и успешно прогрессировать. Приступы преследовали Алана, настигая в самый неподходящий момент. А на прошлой неделе приступы повторялись каждый день, один тяжелее другого. У Эрика опускались руки. Он не мог помочь ему именно сейчас, именно в эту минуту. У него было недостаточное количество душ. На прошлой неделе не хватило всего каких-то десяти душ. Всего десять невинных душ, и Алана можно было спасти уже тогда. И сейчас не было бы так паршиво на душе. А Алан, будто издеваясь, лишь смеялся и отшучивался на тему собственной смерти. Он просто смерился с этим и принимал приступы как должное, как будто, так и должно было быть всегда. Эрик поражался смелости этого хрупкого создания, но вместе с тем, его ужасно бесило его отношение к болезни. Неужели он понимает, что без него, жизнь Слингби просто потеряет смысл? Хамфриз для него – все. И он нужен Эрику как воздух.
Слингби недовольно поморщился, от легкой боли в груди. Девятьсот девяносто девять белых, невинных душ вихрем крутились в его груди, яростно желая вырваться наружу и найти свой покой. Алан снова сдавленно простонал, сворачиваясь калачиком на кровати. Эрик смерил его мягким сочувствующим взглядом. Жнец погладил Хамфриза по голове, перебирая шелковые русые пряди, прикоснулся губами к его холодной щеке и прошептал на ухо три банальных, но обнадеживающих и волшебных слова. «Все будет хорошо».
Эрик не мог отойти от него ни на шаг. Не мог покинуть ни на секунду. А ведь осталась всего одна душа. Тысяча душ излечит Алана, и он больше никогда не вспомнит о своей болезни. Пускай он возненавидит Эрика лютой ненавистью, но только так можно излечить его от шипа смерти. В книгах не было сказано, верен ли этот способ на все сто процентов, но Слингби цеплялся за любую соломинку, за любую призрачную надежду на то, что его малыш когда-нибудь будет по-настоящему счастлив. Он должен подождать всего пару дней. И тогда он сможет ненадолго покинуть Алана и собрать ту самую последнюю душу. Эрик, зажмурившись, аккуратно сжал в руке хрупкую ладонь Хамфриза.
— Я обязательно тебя вылечу. Обязательно. – Произнес Эрик, буквально в пустоту. Это не обещание, нет. Это молитва.

Прошло три дня. Хотя, лично для Эрика эти дни превратились в вечность. У него не выдалось ни единой свободной минутки. Все это время он провел у кровати Алана, не спуская с него глаз. Приступ отступил, и юному жнецу становилось легче. Немного, но легче. А на третий день Алан потащил Эрика на работу, буквально за шкирку. Хотя, в департаменте уже давно привыкли к тому, что если на работе нет Алана, то в этот же день не стоит надеяться на чудесное появление Эрика, и Уильям не сильно ругался по этому поводу. Особенно в последние два месяца, когда приступы настигали Алана едва ли не каждый день.
— Я не хочу, чтобы из-за меня у тебя были проблемы! – яростно выпалил юный жнец, таща Эрика на работу и активно отказываясь сидеть дома. Он никогда не хотел особого к себе отношения. Он такой же, как и все. Он такой же, как и прежде. Сильный, решительный, стойкий. И никакая болезнь не может сломить его дух, пока рядом с ним находится дорогой ему человек. И Эрик нужен Алану как воздух.

Эрик готов был разгромить весь кабинет начальника, оставив от него одни лишь щепки. А спокойная физиономия Уильяма вызывала лишь отвращение к нему как к личности. Да какое право они имеют посылать Алана одного на задания, зная, в каком он состоянии сейчас!
— Это не моя прихоть, диспетчер Слингби. – Отрезал Уильям, привычным жестом поправляя очки на носу, и отводя взгляд в сторону. Он все прекрасно понимал, но ничего поделать с этим не мог, кроме…
— Тогда я отправлюсь вместе с ним и буду помогать! – произнес Слингби, активно борясь с желанием стукнуть по столу начальника, сделать что-нибудь из ряда вон выходящее, только для того, чтобы разбудить в этой машине хоть какие-то элементарные эмоции. Нет, Уильям ничего не понимает. Он не понимает, что в любой момент Алан может умереть. Ему и дела до этого нет никакого. Эрик не просто просил начальника об одолжении, нет. Он констатировал факт.
— Как будто, если я Вам запрещу, Вы меня послушаете.
— Конечно, не послушаю.
— Отправляйтесь уже. И чтоб через пять минут я и близко не видел Вас в департаменте. – Пробормотал Уильям, поднимаясь со стула и отходя к приоткрытому окну, обратив свой взор на однообразный пейзаж за окном. Светило солнце, но на небосклоне виднелись черные грозовые тучи. – Будьте осторожны.
Но Эрик уже его не слышал, он сломя голову бежал по коридорам здания.

Эрик надеялся, что сегодня ему наконец удастся заполучить последнюю душу. Вместе с Аланом они стояли в узком переулке между домами, пристально наблюдая за людьми на одной из самых оживленных улиц города. Самое удачное место для охоты. Нужно было лишь выбрать нужный момент. А задание, на которое их послали, сильно усложняло ситуацию. До смерти одной юной особы оставалось всего несколько минут. Всего через несколько минут на улице появится человек с ножом и публично зарежет первую, попавшуюся на глаза девушку. Жертва этого происшествия – всего одна. Но никто не может предугадать всего, что может случиться.
Эрик, нервно поглядывая на часы, лишь томно вздохнул. Время, как будто в тысячу раз замедлило свой ход и тянулось просто до неприличия долго, потешаясь над двумя жнецами. Алан лишь усмехался, наблюдая за своим напарником. Эрик всегда был немного нетерпеливым, и его нетерпеливость выглядела до ужаса забавно.
— Ну, потерпи ты еще минуту. – Отозвался Хамфриз, сдерживая смешок. Слингби смерил его многозначительным взором, в котором отражались все его эмоции. Сочувствие, боль, горечь, сожаление, отчаянье и наигранная радость. «У нас с тобой нет и минутки свободной. Нужно действовать сейчас, иначе потом будет уже поздно». Цена мгновения очень высока. Никогда не знаешь, что может случиться в следующую секунду. Жизнь может резко сменить свой окрас с кристально-белого цвета, на иссиня-черный. Алан, который всего несколько секунд назад улыбался и шутил, сейчас резко схватился руками за грудь, роняя собственную косу смерти и опускаясь на колени. Слова застревают в горле, кричать не получается, остается лишь молча страдать, извиваясь, вздрагивая от резкой боли в груди. Шип подобрался вплотную к сердцу, царапая, обжигая этот удивительный механизм. Эрик, понимая, что ждать больше нельзя не секунды, решается на отчаянное действие. Ему не хватает всего одной души. Одной жалкой души. С самого начала он убивал только «подходящих» людей с белыми и невинными душами, считая, что именно они достойны Алана. «Примешь ли ты черную как смоль душу, израненную временем и ужасными поступками? Живи, Алан! Только живи, прошу!»
Из груди Эрика вырываются души, похожие на белые хлопья снега. Девятьсот девяносто девять белых душ невинных людей. И одна душа преступника. Такова цена за его излечение. Души проникают в тело Алана, направляясь прямо к сердцу, заставляя юного жнеца кричать от боли, извиваться, стараясь вырваться из цепкой хватки Эрика.
— Все будет хорошо. Все будет хорошо. Потерпи еще немного!
— Эрик… — Алан поднял взгляд на своего напарника, желая заглянуть тому прямо в глаза. В его ярко-зеленые глаза, в которых всегда отражалась радость. Сейчас они потухли, ровно, как и радость в его глазах. Темно-зеленый цвет олицетворял отчаянье и горечь, которые скрылись в его душе. В черной как смоль душе. Но больше Алан не смог сказать ни слова. Новая волна боли накрыла его с головой, заставляя буквально согнуться пополам, искусав в кровь губы.
Приступ не отступал, а лишь набирал силу. Шип медленно врезался в сердце, лишая Хамфриза жизни. Медленно, мучительно, больно. Это потому что не хватает лишь одной души, думалось Эрику. Спустя мгновение возле груди Алана закружился черный шарик, совершенно не похожий на те самые белые души, которые напоминали хлопья снега.
— Все будет хорошо, Алан. – Эрик обнял Хамфриза, в последний раз прикасаясь губами к холодной щеке юноши и шепча на ухо – Живи, Алан. Только живи, прошу тебя…

Дверь с размахом открылась, едва ли не срываясь с петель. На пороге лавки Гробовщика стоял взлохмаченный и разъяренный Уильям.
— Легендарный, почему вы не сказали диспетчеру Слингби, что излечить Шип Смерти – невозможно, и даже тысячи душ не могли бы помочь ему!? – отчеканил Уильям, проходя вглубь лавки Легендарного жнеца. Сегодня днем он лишился двух лучших работников отдела и времени на шутки для Гробовщика – просто не было. Сам же Легендарный задумчиво вертел в руках банку с весьма сомнительным содержимым. Минут пять он молчал, словно обдумывая ответ на вопрос Уилла. Но потом, лишь тихо вздохнул и вполне серьезно произнес:
— Надежда – это то, что поддерживает жизнь в отчаявшихся душах. Даже маленький лучик надежды может сохранить жизнь многим душам. Вам ли этого не знать, мистер начальник департамента?
Спирс с силой сжал рукоять своей косы смерти и покинул лавку Гробовщика. Наконец-то у Эрика получилось выдавить из начальника хоть какие-то эмоции.


Категории: [Не мои фанфики], [Фанфики по Kuroshitsuji], [1000 и 1 душа]
комментировать 99 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Малиновое варенье и народные рецепты Жнeц 16:28:38
Эрик заботился об Алане. Заботился так, как только мог. Делал все возможное. Можно сказать, из кожи вон лез! И Алан это ценил. Он всегда знал, что на задании сможет положиться на своего напарника. Он всегда знал, что находится под его защитой. Но это его временами напрягало. Эрик, конечно, был ему замечательным наставником. Потом замечательным напарником и защитником. И уже совсем потом, спустя некоторое время, замечательным любовником. Но иногда он был слишком заботлив. Причем, если Алан сказал слишком, это означало слишком в десятой степени. Хамфриз нехотя вспоминает тот случай, когда он серьезно заболел. Поднялась температура, появились кашель, насморк, и весь стандартный набор больного гриппом… жнеца. Юноша даже думать не хотел о том, где Эрик раздобыл небольшой сборник народных рецептов лечения простуды. Пользуясь тем, что его дорогой возлюбленный ослаб и не мог встать с кровати, он разом решил попробовать едва ли не все рецепты из этой треклятой книги. Согласитесь, лечить кашель какими-то сомнительными травами, отварами и прочей ересью, не захочется никому. Но у Алана не было выбора. Этот случай он запомнил навсегда и старался больше не болеть. Он не мог себе позволить даже чихнуть в присутствии Эрика. Ибо чревато тяжелыми последствиями. Но вот однажды…

— Апчхи! – Хамфриз недовольно шмыгнул носом, безуспешно пытаясь найти носовой платок в глубине карманов штанов, которые грудой сыпались из шкафа.
— Будь здоров, Алан. – Пробормотал Эрик, заглядывая в спальню, и, словно не веря своим глазам. И ушам. И вообще всему себе.
— Ой… ой… ой-ой-ой-ой… Эрик, ты этого не слышал и не видел! Поклянись мне, что не видел! Апчхи!
— Заболел что ли!?
— Нед – в очередной раз недовольно шмыгая носом, пробормотал Алан, попутно отползая назад, пытаясь зарыться в кипе вещей, которые он выкинул из шкафа в порыве активных поисков носового платка. Ему даже удалось соорудить небольшую норку, в надежде, что Эрик не заметит его и уйдет искать в другие комнаты. Наивный.
— Срочно в постель, лечиться!
И без церемоний и прелюдий, Слингби закинул на плечо своего возлюбленного и перетащил его на кровать, попутно укутывая в одеяло, не оставляя никаких путей к отступлению. Алан, считая своим долгом, побрыкался еще минут пять и бросил это занятие, как самое безнадежное из всех возможных. Лишь тяжело вздохнул и уткнулся носом в одеяло.
— Алан, а я знаю один хороший способ лечения простуды. На днях вычитал. Действует безотказно! – Донесся звонкий голос Эрика из кухни. Судя по голосу, он был полон энтузиазма и решительности напоить или накормить Алана этим безотказным лекарством. Хамфриз с головой залез под одеяло, предчувствуя, что придется вспоминать азы самообороны.
— А вот и я! – продолжительная пауза. – Алан? – Эрик поставил поднос на тумбочку и присел на край кровати, теребя больного за плечо. – Алан, ты чего?
— Меня тут нет. Я куст.
— Алан!
— Что Алан? – Жнец довольно-таки резво приподнялся с кровати, удачно сменив лежачее положение на сидячее. – Не буду я пить никакую чудо траву, которая меня вылечит! Да и не заболел я совсем. – Что звучало довольно-таки неубедительно, так как спустя мгновение юноша закашлялся, вызывая волны беспокойства со стороны Эрика.
— Я говорю, знаю один хороший способ лечения простуды. – Слингби взял с подноса чашку. Ту самую любимую чашку Алана, из которой он пил чай. И какую-то сомнительную баночку с темным содержимым. – Чай с малиновым вареньем. Мне тут Нокс на днях рассказал…
Хамфриз удивленно уставился на жнеца, который сидел рядом с ним. С чашкой горячего чая и банкой малинового варенья в руках. И мысленно поблагодарил Нокса за такой дельный и своевременный совет.

На следующий же день Алан вышел на работу совершенно здоровый. А вот Эрика пришлось оставить дома с температурой и насморком.
— Где же он спрятал эту книгу с рецептами-то?


Категории: [Не мои фанфики], [Фанфики по Kuroshitsuji], [Малиновое варенье и народные рецепты]
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Кладовка Жнeц 16:03:14
Глухой стук каблуков эхом отдавался по темному коридору. Приготовленная Коса неприятно скрипела металлическим лязгом.
— Опоздали... — Спирс заученным движением поправил очки, перебрасывая Косу через плечо, — Ладно Слингби, но Хамфризу — то куда забывать про совещания? Впрочем, с кем поведешься.
Во всем Департаменте отключили свет, и поэтому Уильяму пришлось выставить вперед секатор, дабы не натолкнуться на какого — нибудь острозубого маньяка — самоучку.
Мужчина направлялся в кабинет к вышеуказанным личностям, дабы высказать все, что он думает по поводу их совместного опоздания.
Взгляд Ти Спирса упал на дверь кладовки, из щели которой доносился тусклый свет. Уильям подошел к двери, гадая, кто может там сидеть со свечкой помимо мышей.
Неожиданно донесся стон. А потом еще. И еще. Неприличный, вызывающий, похабный.
Грозовые очи всея Департамента прищурились, думая, с кем же Сатклифф мог там сидеть. Нет, Спирсу было тотально плевать, где, с кем и как, но главное — не в рабочее же время!
Но благодаря чуткому слуху Спирс понял, что это никакой не Грелль. И даже не Рональд Нокс с очередной подругой.
— А — ай! Больно! — послышалось царапанье ногтей о стену, — Прекрати!
Уилл аж отпрянул, когда наконец признал голос во тьме за голос Слингби.
Брюнет потряс головой. Звуки и стоны не прекратились.
— Н — нет, не там привязывай! — тяжелый выдох, — Выше бери!
— Сам знаю, где и как, выше или ниже! — Спирс подумал, что второй голос принадлежит явно Хамфризу.
— Это больно, знаешь ли! — фыркнул Слингби, стукаясь в темноте затылком о стену.
— Зачем тогда меня просил? Попросил бы мистера Спирса, у него бы лучше вышло!
Упомянутый Спирс резко побелел, как мелко осыпающаяся на него штукатурка с потолка.
— Да он бы меня... Ай! Ты меня еще к Сатклиффу направь!
— Нет уж, я ему не доверяю.
— Ах!
— Терпи!
— Не туда суешь!
— Сам разберусь!
Приглушенное "ой".
— Я свечку сдул... — виновато шмыгнул носом Эрик.
— Ищи спички, — вздохнул Хамфриз, — Или я не буду продолжать.
— Слушай, а спички, по ходу, закончились... Ай! Хватит, Алан! Да у тебя же руки холоднющие! Там не трогай!
Где это «там», Спирсу слушать очень не хотелось. Уйти не позволяло чувство мужества и собственного достоинства. Благо, справа от него раздался щелчок – признак того, что свет, спустя два добрых часа, появился в ДУОАС.
Набрав в легкие побольше воздуха, Уильям решительно вошел в кладовку. Серенький мышонок ласково обнял начищенный до блеска ботинок начальства.
— Слингби, Хамфриз! Чем вы тут занимаетесь посреди рабочего дня?!
— О, мистер Спирс! – Хамфриз отстранился от Эрика, — Вы не могли бы мне помочь с Эриком? Мистер Спирс?..
Алан и Эрик в побагровевших бинтах обалдело наблюдали, как Уильям стекает по стенке, здороваясь с мышкой.
— А мы тут Эрика после боя с Михаэлисом лечим, — шмыгнул носом Хамфриз, усаживая Спирса на коробку.
— Кажется, мы чем — то довели начальника и ему пора взять отпуск, — усмехнулся Слингби.
Шатен лукаво улыбнулся.
— Рабочий день подошел к концу… Пойдем ко мне? – Хамфриз подступил к Эрику поближе.
Блондин молча поднял Алана на руки и скрылся за дверью, оставив загруженного Спирса наедине с мышью.
— Как думаешь, — нарушил тишину Спирс, усаживая мышь на ладони, — Если я возьму внеплановый отпуск на неделю, какой кошмар меня ждет по возвращению?
— Пи, — ответила серая, призывая собратьев из норок.
Уильям протер очки, глядя, как мыши взяли его в кольцо, любопытно шевеля усами.
***
Ночью Хамфриз то и дело вздрагивал, просыпался и укрывал измученного Слингби потеплее, дабы тот поскорее восстановился.
Но это уже совсем иная история.


Категории: [Не мои фанфики], [Фанфики по Kuroshitsuji], [Кладовка]
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Ну что, дети мои! Продолжаем издева... Жнeц 06:15:18
Ну что, дети мои! Продолжаем издевательство над пословицей "мал золотник, да дорог"! :-D­

Категории: [XD], [Цитаты]
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
четверг, 7 июля 2011 г.
Не моё, но смешно! :-) Жнeц 17:35:55
Да поможет вам F1, да сохранит вас F2, во имя Control`а, Alt`а и святого Delet`а. Enter.
:-D­


Категории: [XD], [Цитаты]
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Одного поля ягоды, одного гроба чер... Жнeц 15:13:07
Одного поля ягоды, одного гроба черви (мерси Дмитрию Емцу), одного сайта юзеры, одного компа вирусы, одного Себастьяна вилки (сиё принадлежит мне), одного провайдера пользователи, одного аниме поклонники (благодарность ­Lаmbo), одной академии жнецы, одного дома слуги, одной семьи демоны (аригато ­Девчушка вампир ака Sebastian Michaelis), одной секты нарики, одного пианино клавиши, одной клавиатуры буковки, одного телефона функции, одного столба глюки, одного Алукарда зубы, одного Себастьянчика перья, одного Гробовщика шуточки, одного Греля кОсы, одного Сиэля приказы, одного рта микробы, одного кота мыши, одного человека привычки (автор ­Diana Kouen), одной зависимости жертвы, одного автора читатели, одного безумства соучастники, одной причёски волосы, одной папки файлы, одной фотографии пиксели, одной коробки диски, одного шкафа вешалки, одного греха мученники, одной мелодии ноты, одной картины наброски, одной коробочки пластилин, одного теста пряники, одной бабушки племянники, одного кота когти, одной лисицы клыки, одного леса волки, одного фильма кадры, одного мнения сторонники, одного дома кирпичи, одного забора доски, одной теоремы создатели, одной дороги указатели, одной упаковки презервативы, одного спектакля зрители, одного леса деревья, одного дерева листья, одной школы подрыватели, одних конфет вымогатели, одного улья пчелы, одной больницы пациенты, одного стада бараны, одного гроба стенки, одного потолка штукатурка, одного пистолета патроны, одного телефона звонки, одной мины сапёры, одной могилы трупы, одного упыря жертвы, одного дневника оценки, одной драки фингалы, одного уха серьги, одного дождя капли, одного окна стёкла, одной батареи трубы, одного юзера автары, одного мозга извилины, одного заведения проверяющие, одного психиатра пациенты, одних очков диоптрии, одних брюк штанины, одной стены постеры (огромная благодарность ­People Are Strange), одного сайта ссылочки, одной розетки шнуры (придумано ­People Are Strange и подправлено мной)... Ну-с, дамы и господа, как ещё пословицу исковеркаем? ;-)­

Категории: [XD], [Моё творчество, [Не моё творчество], [Цитаты], [^_^]
комментировать 85 комментариев | Прoкoммeнтировaть
среда, 6 июля 2011 г.
Прочитала Академию наказания.Пытаюс... Жнeц 17:24:44
Прочитала Академию наказания.
Пытаюсь отойти от шока.
...


Категории: [о_О]
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
Докачала ещё пару песен из мюзикла.... Жнeц 14:45:04
Докачала ещё пару песен из мюзикла.
Обычно я в бурном восторге начинаю таранить головой ближайшую поверхность, но теперь нет сил даже на это.
ААААААААААААААААААА­АААА!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!


Категории: [йА пСыХ]
комментировать 39 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Закинула себе в мобилу несколько пе... Жнeц 05:48:50
Закинула себе в мобилу несколько песен из мюзиклов по Kuroshitsuji. Теперь меня не просто плющит, а размазывает тоненьким-тоненьким­ слоем по столу. Сижу, кайфую под голос Себушки, когда он Гробовщику во втором мюзикле что-то пел. :-*­ И в начале, когда с Сиэлькой познакомился. И песню развратного Греля. O:-)­ :-*­ Ну и самую любимую Shinigami desu. :-*­
МНЕ ПЛОХО!!!!!!!!!!! МЕНЯ ПЛЮЩИИИИИИИИИИИИИИТ­!!!!!!!!!!!!!!!! ААААААААААААААААААА­ААА!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­ *бьётца башкой ап стол*


Категории: [йА пСыХ]
комментировать 8 комментариев | Прoкoммeнтировaть
вторник, 5 июля 2011 г.
Не страшно гулять по кладбищу ночью... Жнeц 22:45:28
Не страшно гулять по кладбищу ночью. Страшно в пустой квартире чихнуть и услышать: "Будь здоров".

Категории: [XD], [Цитаты]
комментировать 12 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Класс!!! Матери нет, отчима нет, и ... Жнeц 16:40:40
Класс!!! Матери нет, отчима нет, и их не будет ещё неделю!!! РАЙ!!! *_____*

Категории: [^_^]
комментировать 27 комментариев | Прoкoммeнтировaть
XD Жнeц 06:02:36
­­

Категории: [Моё творчество, [Фото]
комментировать 12 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 4 июля 2011 г.
Тест: Какая ты психическая болезнь?... Жнeц 18:45:20
­Тест: Какая ты психическая болезнь?
[ Невроз ]



[ Невроз ]

­­

Невроз — Эмоциональное неблагополучие (зачастую без видимых причин)
собирательное название для группы функциональных психогенных обратимых расстройств,
имеющих тенденцию к затяжному течению. Клиническая картина таких расстройств характеризуется астеническими,
навязчивыми и/или истерическими проявлениями, а также временным снижением умственной и физической работоспособности.
Психогенным фактором во всех случаях являются конфликты (внешние или внутренние), действие обстоятельств,
вызывающих психологическую травму, либо длительное перенапряжение эмоциональной и/или интеллектуальной сфер психики.
Термин претерпел многочисленные перерассмотрения и до сих пор не получил однозначного определения.

Проблемы в общении.
Неадекватная самооценка: занижение или завышение.
Частое переживание чувств тревоги, страха, «тревожного ожидания чего-то», фобии, возможны панические атаки, паническое расстройство.
Нестабильность настроения, его частая и резкая изменчивость.
Раздражительность. (см. подробнее: Неврастения)
Высокая чувствительность к стрессам — на незначительное стрессовое событие люди реагируют отчаянием или агрессией
Плаксивость
Обидчивость, ранимость
Тревожность
Зацикленность на психотравмирующей ситуации
При попытке работать быстро утомляются — снижается память, внимание, мыслительные способности
Чувствительность к громким звукам, яркому свету, перепадам температуры
Расстройства сна: часто человеку трудно заснуть из-за перевозбуждённости;­ сон поверхностный,
тревожный, не приносящий облегчения; утром часто наблюдается сонливость

О себе:Таких людей не мало,на найти друга по-разуму - им
почему то трудно.Но,в целом...Радуйтесь!В­се великие психи
с этого начинают)

Комментарии - http://lulubell17.b­eon.ru/16405-847-tes­ty.zhtml#e304309848

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/637-099.html

Категории: [Тесты]
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 3 июля 2011 г.
Девушка-вампирша + оборотень-мальчишка­ (какие же будут дети?) Жнeц 19:35:13
Это случилось накануне полнолуния.
— Послушайте-ка, — обратился тогда Майор к Доку – Не знаете, что это с нашим прапорщиком?
Тот беспомощно пожал плечами:
— А хрен его знает? Обработку против блох и глистов мы на прошлой неделе проводили, здоровье у него, как у высококлассного вервольфа, измерить можно разве что во время Армагеддона... Скоро полнолуние, а он чего-то отказывается от предложений Капитана вместе повыть на луну... Наверно, переходный возраст, гормоны по мозгам бьют...
— Ладно, пускай отдохнет. Не давайте ему никаких поручений и вообще, не беспокойте. А то после последней его «гормональной бури» мы неслабо превысили смету на внеплановый ремонт, найм работников и последующее превращение их в упырей.
Док, вспомнив, тяжело и звучно сглотнул:
— Да, мой герр-майор... Можете не продолжать...
А в это время Шредингер уныло сидел в широком-прешироком поле и глядел на звезды: ушки грустно опущены, на моське премило-тоскливое выражение. Его ужин – передняя половина рысака (задняя была законной долей Капитана), валялся рядом нетронутым. Знаю давно мучающий вас вопрос: что же случилось с ним? Какие муки терзают его душу? Все просто – Шредик втрескался!
Вот как это было:
Он тайком пролез на королевскую виллу «Крауни Хаус» (ну ту, где была реальная сходка Ее Величества Королевы Британии, «Хеллсинга» и католиков из 13-го отдела), а когда вошел в главный зал, то все буквально выпали в осадок: как кто-то смог пройти мимо охраны и все такое, и сразу наставили пушки на специального посланца, пришедшего вааще без оружия! И когда на него перестало смотреть больше сотни бездонных стволов, перед его глазами возникла ОНА. Эти волосы, эта фигура... Его волчье сердечко чуть не вылезло через горло. У него не хватило тогда духу сказать ей больше, чем простое «здрасьте»... Догадались? Да, это Виктория Серас, также отзывающаяся на погоняло «полицейская»! Хоть кто-то, кроме Бернадотте, подумал о ней в ТОМ САМОМ СМЫСЛЕ...
«Меня распирает от умопомрачающих чувств, это рвется наружу, как вулкан... Хотя нет, это до сих пор действуют глистогонные и та дрянь, что я нашел на мусорке... Ох, Виконька... – он, мелькнув по сторонам подозрительным взглядом и убедившись, что в радиусе сотни метров шпионов нет, достал из внутреннего кармана своей формы найденную в Интернете фотографию, напечатанную на принтере и уже изрядно измочаленную – Ты просто женщина моей мечты...» – на ней была Вика в нескромном бикини (три треугольника с завязочками), развалившаяся на обеденном столе после очередной попойки в честь очередного праздника, а автор (попробуйте догадаться?)... Александр Андерсон. На заднем плане старший Валентайн напару с Максвеллом лезли к Интегре со скромными и не очень просьбами, оперевшийся лбом на стенку Алукард пытался поднять с пола свои пистолеты, ноги Яна, Пипа и Уолтера торчали из-под стола... Но это так, мелочи... «Как бы я хотел увидеться с тобой еще раз, любовь моя... – мечтал про себя прапорщик, когда в тысячный раз терся щекой о фотку – Но... К сожалению, я всего лишь штабная крыса, и мне так редко удается выбраться... – и тут его осенило – Сегодня же 6 марта! Женский день празднуют даже на Луне, и это – великолепный шанс для меня смотаться отсюда незаметно и также незаметно проникнуть туда и... – тут щеки его загорелись багровым румянцем, губы расплылись в блаженной лыбе – Серас, я посвящу тебя во все тайны ночи!». Через две минуты, когда он заканчивал высасывать мозг из последней косточки, в его белобрысой и ушастой голове уже созрел идеальный план...
Поздний вечер 8-го числа. Если утром и днем еще можно было себе позволить опрокинуть стаканчик крепкого вина или стопарик ликера, то сейчас начинался полный беспредел: в дело шел и коньяк, и портвейн, и бренди, и, конечно, куда без драгоценнейшей водки? Вервольф, сославшись на то, что очень хочет спать (ночью и накануне полнолуния?), заперся у себя в каморке и уже оттуда телепортировался на задний двор поместья Хеллсинг. В самом поместье везде был зажжен свет, в окнах мелькали тени, веселье еще не достигло особого размаха. Бернадотте распивал самогонку собственного розлива вместе с верными солдатами на тренировочной площадке, а сливки общества предпочитали атмосферу более уютных коридоров (конечно, отходить от похмелья лучше на монгольских коврах, чем на загаженном собаками газоне). Шред, надеясь, что его не узнают, позвонил в дверь. Открыл еще особо не пивший Уолтер:
— Чем обязаны столь поздним визитом, молодой человек? – но, видимо, не узнал столь приметную физию.
— Я... Ну... Проходил тут мимо и, вот, думаю, загляну... – носок его лакированного ботинка упорно таранил гранит лестницы, но без особого успеха – Так хотелось сегодня кого-то поздравить...
Экс-шинигами, поправив очки, деликатно кашлянул:
— Так иди, поздравь маму, сестер, одноклассниц... Симпатичных горожанок, наконец! Нечего стучаться в поместье главы серьезной организации...
Он, чувствуя нутром, что вот-вот дубовая дверь захлопнется прямо у него перед носом, грустно потупил красные глазенки:
— Я... Понимаете, я сирота, у меня одни братья (в смысле, из числа оборотней), и учусь я в школе для мальчиков. А симпатичные горожанки мне из баллончиков в лицо какой-то дрянью брызгают, а то и дадут каблуком... не туда. Да, и кстати! – воодушевился, заметив, что холоднокровный Ангел Смерти, сдавленно хныкнув, стал усиленно тереть глаза – Я слышал, что у вас поселилась фройляйн по имени Виктория, и у меня, к сожалению, до сих пор не было возможности с ней познакомиться...
Уолтер, отойдя от слезливой истории, отрицательно замотал головой:
— Боюсь, здесь проходит корпоративная вечеринка...
И тут из кустов на мощеную дорожку вывалился Бернадотте и, каким-то чудом не падая, направился к двери:
— Братишка... ик... Я за добавкой!.. – и, споткнувшись о порог и пропахав подбородком коврик с надписью «Welcome», пополз на четырех точках по направлению к погребу.
Шредингер наудачу состроил новую жалобную мину (НЕ как у котика из «Шрека»), как вдруг... перед взором мелькнула ОНА: волосы цвета зрелой пшеницы (пересушенной соломы) уложены довольно оригинальным способом (взлохмачены и наспех причесаны, чтобы ужас не наводить), одежда соблазнительно полурастегнута (нараспашку), а в правой руке была зажата бутылка с неплохо выдержанным бренди (на самом деле это была жидкость неизвестного происхождения, также известная, как бормотуха)... Но все его грезы разбились вдребезги с таким громким звоном, что громче его был только стук закрывшейся дубовой двери. Ближайшие две минуты оборотень, вправляя превращенный в кровавую лепешку нос, хорошим словом поминал всех предков Уолтера вплоть до приматов, и каждого – неповторимо и оригинально.
«План «А» не сработал. Переходим к плану «В»...» — и спустя секунду через чердачное окно в дом проник лазутчик. Эту схему проникновения он придумал уже тогда, когда повар впервые заподозрил его в краже пятидесяти кило отборнейшей свинины и повесил на холодильник цепь и, по меньшей мере, дюжину замков, а также провел к ручке электрический ток мощностью в 1000 мегаватт... Короче, схема была такая: поначалу вежливо стучишься в дверь и просишь по-хорошему, а, если не срабатывает, дожидаешься времени, пока к открывшему дверь не стекутся все с резонным вопросом «кто приходил?», и тем временем пробираешься к заветной цели и, особо не торопясь (а зачем – пока они выяснят, кто приходил, будут гадать, почему приходил, плюнут на это дело, станут обсуждать последние новости, пойдут в бар пивка попить или еще чего покрепче...), овладеваешь желанным... Да только на этот раз не прокатило – Валентайны, как законченные пофигисты, которых не волнует ничего, кроме выпивки и возможности кого-нибудь зверски замочить, шляясь по поместью в поисках приключений на свои головы, наткнулись на невезучего оборотня прямо у двери с чердака:
— Шредингер?!! А ты какого хера тут забыл?! – да, на Люка алкоголь действовал не лучшим образом.
Тот, что-то невнятно пропищав, прижал уши.
— Чаво? – навис над ним Ян – Тебе что, чувак, кто-то чем-то что-то прищемил или как? Отвечай, гнида, или все мозги на__й повышибаю!
— Не хочешь? – промычал старший, приложившись к сосуду с горячительной жидкостью – Ян, вяжи его! Зачем? Я сказал: вяжи! И неси его в нашу машину...
И тут до него доперло, что они собираются делать, но было слишком поздно...
Через полчаса Шредингер, шатаясь, выбрался из фургона Валентайнов и, отрыгнув на траву чьи-то пальцы, потащился в сторону дома: «Устраивать гладиаторские бои с упырями... Садюги хреновы!.. – та же история с упоминанием предков, вплоть до динозавров, и заметьте – еще более экслюзивно, чем в случае с Уолтером – Ладно, план «В» не сработал. Переходим к плану «С»...». Правда, этот план имел под собой оч-ч-чень ненадежную основу – Вичку, которая полицейская, сами знаете, почему. В общем, она должна выйти на улицу по собственной воле. Это случилось часа в полпервого: нечто, зажав в правой руке горлышко от разбитой бутылки, а в левой – ремень волочащегося за ней «Харконнена» (с ним она НИКОГДА не расставалась, как со счастливым талисманом), вывалилось на задний двор, минут пятнадцать пыталось проблеваться, и это удалось (а с учетом того, что служило ей пищей, зрелище было ошеломляющее!), потом, заметив, что спасенная из драки бутылка вовсе не являлась таковой, под аккомпанемент смачных ругательств выбросило ее и стало жаловаться самой себе, что, мол, «никто мене не любе, никто не приласкае, пойду-ка во садоче и... повешусь нафиг!». Шредингер, очнувшись от чуткой дремы (да от такого разве мертвый бы не проснулся), выбрался из терновника, где прятался от Валентайнов, и предстал перед ней во всем великолепии (разодранная одежда и безвольно взлохмаченная шевелюра):
— Здрасьте, милая Виктория Серас!
Та, протерев ошалелые глаза, удивленно раскрыла зубастый рот:
— Э-э-э-э... – через минуту – Э-э-э-э... А ты кто такой?
Оборотень, нервно и туповато хихикнув, подивился забывчивости своей избранницы и, тут же отбросив размышления на сей счет, протянул нарцисс (который сорвал на тутошней клумбе) прямо вместе с корнем и землей, к нему прилагавшейся:
— Я – прапорщик Шредингер из «Последнего Батальона», Третий рейх СС.
Вампирша, пытаясь обмозговать непосильный объем информации, вертела в руках цветок:
— А я... ну... Виктория Серас...
— Да знаю я, знаю, — набрал обороты Шред, чуя нутром, что к Валентайнам сейчас прибудет подкрепление в лице остальных гостей «Хеллсинга» и его хозяев – Тогда, может, чтобы познакомиться поближе, найдем более уединенное местечко?
— Ня? – успела вякнуть полицейская, как оказалась на симпатичном обрывчике сидящей на корнях векового дуба и взирающей на полную луну – Похоже, я сёня перебрала малость...
Прапорщик, восприняв последнюю фразу как своего рода комплимент, засмущался:
— Викуль, а не хочешь чего-нибудь? Шампанского? Джина?
— Водочки!!! – в ее красных глазищах загорелся такой жадный огонек, что ему стало не по себе.
«Это ж до чего споили мою прелесть! Заставляют пить эту гадость! Мою бесценную прелесть смеют осквернять!» (кого-то это мне напоминает... отдаленно):
— Водка – это пойло для русских! – воодушевленно завел тираду влюбленный по самые кончики ушей Шредингер – А если захотелось чего-то столь же бьющего по мозгам, то не найти ничего лучше, чем абсент!..
— А я хочу водку! – капризно забила кирзачами Вика.
«Сдохну, а не стану пить это!»:
— Чача?
— ВОДКА!
— Ну... сакэ?
— В-О-Д-К-А! И градусов под двести, чтобы закипело! (конечно, с ее мозгами неудивительно...)
Вервольф, обреченно вздохнув, через секунду покорно протянул ей бутылку с благословенной огненной водой: «Так и быть. Ради вечной любви я и Майора продам!». Следующий час он бесперерывно доставлял ей все новые и новые бутылки, пока она не сказала:
— Наверно, хватит...
— Ага... ик! – оборотень, взбалтывая оставшуюся половину собственной бутылки с «царской», удовлетворенно занюхал перчаткой — Пожалуй, только вот это допью...
— А я те помогу! – вампирша в мгновение ока выхватила у него сосуд и в один присест осушила – А теперь, Шредюшенька... – нависла над ним, соблазнительно выпятив... э, бампер – Ты хотел со мной познакомиться поближе, да?
Тот, протрезвев, вперился на это ее несравненное богатство:
— Ну... хотел, не спорю... Но... сколько тебе лет?
— Чаво?!?!! – возмущенно возопила Серас, размахиваясь тяжелым кулаком и всаживая ему в ухо – Да ты знаешь, как неприлично спрашивать у девушки ее возраст?!
— Ай-ой-яй-уч! – с досадой потер он распухшую часть лица – Я же не знал!
— Ну тогда я тебя прощаю, раз так! Но на 23 февраля с тебя причитается!
«Грррр! Вечно эти русские со своими праздниками!» — прокипело у него в мыслях, но на физиономии это никак не отразилось:
— Конечно, дорогая! – и вервольф, снова окинув жадным взглядом ее формы, покраснел и коварненько улыбнулся – Вик, а Вик? Мона у тебя спросить?
Та обернулась:
— Внимательно.
Его красные глаза недобро сверкнули:
— А хочешь, я посвящу тебя во все тайны ночи, а?
Она, мгновенно протрезвев от этих пугающих слов, покраснела:
— Я... Не знаю, мы же только что познакомились... – и тайком стала нащупывать приклад верного «Харконнена».
Шредингер энергично встал перед ней на четвереньки, помахивая задом за неимением хвоста:
— Ну давай! Обещаю, ты не пожалеешь! – и по-собачьи свесил язык.
Вампирша нерешительно замялась (при этом вставляя взрывной снаряд в ствол): «Мне это предлагал Ян, а Пип уламывает меня в этом смысле каждую ночь по нескольку раз! Даже этот ужасный Андерсон пару раз прикололся! Б__ть, а этот хренов хозяин даже не заикнется и не помыслит!!! Просишь выпить на броденшафт – так он, сука, трезвеет! В башке одно: Интегра, Интегра и Интегра! А мне везет только с этими двумя! И после этих ихних предложений я НИ ЧЕРТА не помню, что это было!.. – неожиданно вся злючесть схлынула, когда оборотень умоляюще заскулил – А, может, Шредик не такой, как эти извращенцы?»:
— Ну... хорошо, давай!
Он, радостно вскочив на ноги, схватил было ее за руку и хотел телепортироваться, как... раздался оглушительных хруст веток, и к ним вывалились пьяные вдрызг и в хлам Алукард и преподобный Саша. Немая сцена. Вампирюга, быстро засунув выпивку в карман, из того же кармана достал пистолет и, не тратя времени на лишние расспросы, расстрелял всю обойму. Одновременно с этим католик достал свои сабли и выпустил их в упор. Вика же (как давно привыкшая к такому) успела спрятаться за деревом. Шредингер, от которого осталось в буквальном смысле мокрое место, спустя секунду возник за спинами главных во всей округе вампирохантеров:
— Предупреждать надо, парни! А если инфаркт миокарда?!
— Сгинь, пес смердящий! – приставил Андерсон к его горлу клинки приемом «ножницы».
В затылок ласково уперся ствол «Шакала»:
— Отвечай, какого хера ты тут забыл или через мгновение от тебя ни__я не останется!
Вервольф нервно прижал уши:
— Ребят, да я тут мимо проходил, вот, думаю, загляну...
Вжик, бах, хрясь, шмяк! Полились реки крови, исчезнувшие почти тут же, и на их месте снова стоял целый Шред:
— Я правду говорю! – и поднял руку в нацистском салюте – Честное пионерское! (и как это выглядело со стороны?)
Вдруг... снова треск кустов, мат, возмущенные крики – явно женские, сбивчивые признания в любви невпопад и Максвелла, и Люка Валентайна, младший брат которого от нечего делать волочился за ним, повторяя, как сломанный проигрыватель: «Братан, на х_й оно тебе надо?», и на свет божий выбрались три вышеозначенные личности и их жертва (мало подходящее определение, не правда ли?) – Интегра Уингейц Хеллсинг. Она, заметив поначалу обоих баттлщиков, зычно заорала, пытаясь поправить очки, висевшие на одной дужке:
— КАКОГО ХРЕНА ВЫ ТУТ ДЕЛАЕТЕ?!?! Шляясь тут вместе, выпивая из одного горла и не выказывая ни малейшей попытки порешить друг друга, вы компрометируете свои организации!!!
Энрико, особо не заботясь изложенным выше, хищно подкрался к ней сзади и, споткнувшись, всем весом повис на талии:
— Ой! Какой я неуклюжий...
Следующие несколько минут я не буду излагать, т.к. цензура этого наверняк не пропустит. Но результат один: Максвелл, избитый, без сознания висел на дереве, Люк валялся под обрывом не только без ног, но еще и без рук, Ян смылся еще в начале в направлении спасительного фургона. Сэр Хеллсинг, успокоив свой праведный гнев, наконец-то заметила незаметно отступающую в заросли фигуру:
— ЭТО ТЫ?!?!!!?! АЛУКАРД!
— JA, моя хозяйка!
Эффектное «вжух», щелчок возводимых курков... и все ошалело замерли: на месте секунду назад одиноко замершего вервольфика сейчас стояла... Серас, а он сам... был надежно прижат к ее груди, да и так крепко, что лицо утопало полностью (естественно, у него даже в мыслях не было сопротивляться!).
— Нет, маста! Не делайте этого!
Гробовая тишина, нарушаемая заунывным воем ветра, вамп с грохотом уронил стволы. Андерсон недоуменно почесал затылок саблей:
— И что это было?
Интегра, закурив, выпустила облако дыма и только тогда спросила:
— Виктория, как считаете, вы сейчас в здравом уме?
— ДА!
— Вы в курсе, что защищаете сейчас врага более злейшего, чем 13 отдел и весь орден «Искариот»?
— Э-э-э-э... Наверно, да...
— А ты – сотрудник славной организации «Хеллсинг», слуга Ее Величества Королевы! Нафига защищать тварь не просто другой национальности, и с другой стороны баррикад?!?!!?!
Полицейская, сдавленно хныкнув, обиженно воззрилась на начальницу:
— Тогда какого черта на праздниках в числе приглашенных братья Валентайны? Они же, кажись, тоже из «Миллениума»? (да, с ней временами случались такие просветления, и всегда – ни к месту)
Пшшш – сигара за одну секунду прогорела, и Интегра, выплюнув ее и закурив новую, заметно повысила тон:
— Они – вампиры, а в вампирах мы разбираемся! А этот ублюдок – оборотень!!! Он же едва не укокошил нашего Уолтера!..
— Неправда! Это был Капитан! – промычал сквозь бюст балдеющий по-полной Шред.
— Неважно!
И снова вмешалась Вика:
— Я же так давно просила котенка!!!
— Викусь, я – ВОЛК.
— Ну щенка, какая разница?!!
«Домашняя зверушка? Нда, выбирать не приходится... Но ради любви я готов и хомячком в колесике бегать!» (вот это чувства, АФИГЕТЬ!)
Все коллективно стали думать: что же теперь делать? Вичка, конечно, существо на редкость НЕумное, но исключительно упрямое и непредсказуемое. Решили пока оставить все, как есть, до утра, а там разобраться. Вервольфа, панически сопротивляющегося и упирающегося, оторвали от груди Виктории и поволокли в дом, где усадили за стол, положили на тарелку огромадный кусок зажаренной говядины, от которого он на минуту забыл об объекте своей страсти (пока не съел). Гуляния продолжились. Как, по зову, вернулись Валентайны, для вида потрепали Шреду за ушами, отчего лишились половины пальцев. Не успели разлить спиртное по рюмкам, как в дверь постучали. Уолтер, спрятав фляжку под жилетку, открыл и тут же отпрянул, вытаскивая серебряные нити – там стоял его злейший враг: как всегда, в плаще и при полной невозмутимости. Из-за спины Капитана с тупой улыбкой выгляну Док:
— Всем привет! Извините за беспокойство, мы ищем... – и тут заметил дезертира – Ах ты!..
Тот, спрятавшись под викин стул, оттуда помахал рукой:
— А, здрасьте! Давно не виделись.
Поток отборных немецких ругательств. В этот момент как раз вовремя из кухни в обнимку вывалились Валентайны, которые тоже получили свою долю. Вышла Интегра, устроила словесную дуэль, мгновенно перешедшую в зверскую битву, и, разгромив Дока в пух и прах, спросила более спокойно:
— Зачем вы приперлись? На воротах висит табличка «НЕ ВЛЕЗАЙ – ЗА ПОСЛЕДСТВИЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ НЕ НЕСЕТ», или ее опять сорвали соседские мальчишки?
Капитан, в своем репертуаре не говоря ни слова, сунул ей под нос потрепанный листок бумаги, на котором было нацарапано: «Капиташа, я сбежал на вечеринку в «Хеллсинг», так что повоем на луну в другой раз. Не скучай, Шред»
— Предатель! – вякнул тот, вылезая из-под стула.
Док, поправив очки, проворчал:
— Значит, смотался на веселуху, а нас не позвал?!!
Ну, слово за слово – и они сели за общий стол. Сначала атмосфера была напряженная, но, после сотни осушенных рюмок, она стала не просто теплой, а любовной. Спустя час Алик, Андерсон и Капитан (кстати, так и не вымолвивший и слова), напившись до невменяемого состояния, вышли на улицу под предлогом покурить (не верю!). Через километр они остановились: католик и оборотень напротив вампирюги, который, с фирменной улыбкой в 30 зубов и 2 клыка достав пистолеты, было бросил: «Банзай!» и собрался кинуться на трансформирующегося­ вервольфа, как... между ними вперился Уолтер:
— Притормози!
— Кореш, ну что на этот раз?! Мы достаточно далеко от твоей кухни!..
Зазвенели вытаскиваемые нити, Ангел Смерти по-былому улыбнулся:
— ОН МОЙ!
К офигевшему вурдалаку медленно и так нехотя подошел паладин:
— Че, обскакали?
Тот печально опустил голову и стволы:
— Молодежь, бэлин! А я только разошелся...
Александр, достав свои сабельки, стал их затачивать друг об дружку:
— Тогда, давай, по старинке?
В это время в доме:
У Интегры были О-О-ОЧЕНЬ БОЛЬШИЕ проблемы – к армии упорных преследователей: Максвеллу и Люку, пришло подкрепление в лице Дока. Его посягательства на ее честь были ужасней, чем у этих двоих, вместе взятых, т.к. опыта у него значительно больше! В качестве орудий защиты теперь использовались не только бутылки и столовые приборы, но и собственно стол (вернее, то, что от него осталось), стулья и сами штурмовики. Бой шел с переменным успехом.
Шредингер выкладывался на полную – эти грязные мужланы: Ян и Бернадотте, снова посмели посягать на его прелесть! (не, он точно мне кого-то напоминает!) Сама Виктория сидела на стуле, как на троне, и постоянно повторяла, размахивая «Харконненом», как флагом: «Не проиграйте, мой рыцарь!». Младший Валентайн уже потерял по меньшей мере половину своих сережек и весь был сплошь и полностью покусан (ну тормоз он, что поделаешь). Бернадотте, как человеку, было дано послабление, но и тому досталось – отсутствовала добрая половина его косы, которая была зажата в зубах верного защитника-вервольфа­. Но он не собирался на этом останавливаться, равно, как и они.
Даже досюда долетали звуки выстрелов, ругань и довольные вопли с соседнего пустыря, где по-полной веселились Алик с Сашком и экс-шинигами с Капитаном.
Спустя 3 часа:
Главные баттлщики (Алукард и Андерсон), допившиеся до того, что впали в глубокое детство, делали куличики, украшая их патронами и вырезками из Евангелия. В качестве лопаток использовали сабли, но они не особо годились для этой цели, поэтому вскоре перешли сначала на классики, а потом, когда и это надоело – на салочки, где водил тот, кому первому голову разнесет снаряд (штык или выстрел – не так уж важно).
Сэр Хеллсинг и ее преследователи заперлись в кабинете в компании пяти ящиков пива, одного – водки, нескольких бутылок коньяка с портвейном и колоды карт.
Ян и Пип с горя напивались – их «сладкую конфетку» приватизировали. Через десять минут они заявили: «ВСЕ БАБЫ – СТЕРВЫ!», поклялись друг другу в вечной дружбе и, побратавшись, поползли на улицу в компанию солдат, волоча еще и выпивки. Солдаты всегда были рады новым вливаниям (немного двусмысленно получилось...).
Серас и Шредингер бесследно пропали в дремучем и диком лесу.
А утром они проснулись...
Алик, Уолтер, Капитан и Александр, продрав глаза, пытались коллективно вспомнить, что произошло после того, как они начали десятый ящик крепчайшей текилы (оборотень, конечно, молчал). Дело в том, что вампир был одет в одежду дворецкого, тот – преподобного, который красовался в костюме вервольфа, а тот – Алукарда. Да и пустырь выглядел, как после атомного взрыва (то бишь, как кратер)...
Глава Хеллсинг со смачной руганью, в одних трусах и лифчике (да, и еще в очках!), вытолкала из кабинета таких же Люка, Максвелла и Дока, которые вовсю упирались и говорили: «Ну мы же не кусаемся! Оденься при нас, что такого? А вот раздевалась ты...», за что получали не только пинки ногой, но и удары по затылку прикладом пулемета.
Пробуждение Яна, Бернадотте и Ко произошло без особых изысков – на травке, загаженной соседскими собаками и ими самими (мдя, неприятненько...)
Часам к семи из леса сначала выскочил сияющий от счастья Шредингер, а за ним выволоклась измотанная до предела Виктория. Она, глупенькая, не знала, что на жаргоне оборотней фраза «посвящу тебя в тайны ночи» означает «научу тебя охотиться на лося с перочинным ножиком»...


Категории: [Не мои фанфики], [Фанфики по Hellsing], [Девушка-вампирша+оборотень-мальчишка (какие же будут дети?)]
Прoкoммeнтировaть
Осень 19__ года Жнeц 18:42:05
Осень тысяча девятьсот какого-то года. Этой ночью Интеграл Хеллсинг спала очень плохо и каждые полчаса вскакивала от очередного кошмара. Вчера она стала новым хозяином организации «Хеллсинг», которая перешла к ней от отца. И еще хозяйкой кровожадного, страшного, жуткого (можно подобрать огромное множество определений этого типчика) и очень неприятного в общении вампирюги по имени Алукард. Нет, кошмары ей снились не из-за того, что он устроил сразу после своего пробуждения (т.е. зверски порвал прихвостней ее дяди и выпил их кровь, а ему самому руку оторвал), и не из-за того, что самой маленькой девочке пришлось приканчивать бедненького дядюшку Ричарда из его собственного пистолета (это было необходимо, да он первый начал!), а из-за того, что случилось после...
А случилось вот что: Алукард, треская до отвала кровь, которую нашел туточки, рядышком, в соседней комнатке, в предусмотрительно обмотанном цепью и скованном амбарным замком холодильнике, расспрашивал новую хозяйку о том, что произошло в стане и в мире за время его двадцатилетнего сна. Интегра, постоянно заикаясь и тихонечко отступая к спасительной двери, сбивчиво пересказала о новостях в политике, экономике и прочем – по истории ей всегда ставили твердую, как гранит, «5+» (чтобы заткнуть этот постоянно и без умолку трещащий рот!). Вампир, чувствуя, что волосы у него снова начинают седеть, отложив уже сто восьмой пакет донорской крови, заткнул ей рот:
— Тпру! Ваша людская жизнь мне, в общем-то, до фени. Ты мне выкладывай про работу!
Интегра, сделав еще один малюсенький шажок к двери, взвела на всякий пожарный курок пистолета:
— То есть? – и изобразила самый невинный вид: «Пусть подумает, что я идиотка. И мне спокойней, и ему неаппетитно. Хоть он и назвал меня хозяйкой, но мало ли что придумает этот вурдалак, чтобы сбить меня с толку... Но я принадлежу к великой семье Хеллсингов, и на такое не попадаюсь!»
Алукард, от удивления тупо хихикнув, почувствовал себя очень-очень нехорошо (у него появилась догадка, а не собираются ли его часом увольнять? Вдруг за двадцать лет они завели себе нового вампира, посимпатичней и менее затратного?): «Пусть думает, что я малость обижен мозгами. Начальство любит идиотов»:
— Ну, понимаете, дорожайшая хозяйка, упыри, вампиры разные... Нежить, одним словом.
— А-а... – она сделала задумчивый вид: «Так вот зачем он? Чтобы других мочить. И все?» — Думаю, Уолтер тебе об этом скажет точнее, как приедет...
Алукард подскочил:
— Уолтер еще работает здесь?!
Интегра стала активнее продвигаться, чувствуя, что нервы скоро не выдержат:
— Конечно, он – самый ценный сотрудник «Хеллсинга»...
«Фух! – облегченно вздохнул про себя вампир – Если я буду держаться рядом с Уолтером, то можно быть спокойным – этот чел не бросит меня. Что-нибудь, да перепадет из упырей...» И тут его наметанный на попытки смыться глаз приметил шажочки в сторону тяжелой железной двери: «Снова закрыть хотят, не иначе. Неужели Интегра такая жестокая, что сможет это сделать? Или я плохо сыграл роль паиньки?» Внезапно его осенило: торчащие сверх нормы клыки, красные, как с месячной бессонницы, глаза, его фирменная улыбочка, один вид которой заставляет накладывать в штаны даже католиков из Ватикана, взъерошенные и двадцать лет не стриженные полуседые волосы, непонятной принадлежности костюм (его, кстати, Артур на него напялил, прежде, чем тут запереть, заманив пакетиком свежей, еще тепленькой крови), да еще то, что осталось от Ричарда и его людей, в художественном беспорядке раскиданное вокруг, явно делали его профессиональную игру в «белого и пушистого» абсолютно дохлым (как вампиры и упыри после незабываемой встречи с ним) номером.
— Э-э, хозяйка... – та испуганно застыла – Вы уже хотите уходить? А ведь мы только что познакомились, давайте узнаем друг друга поближе...
Интегра бросилась было к двери, как... под ноги ей бросилась маленькая собачка вроде шпица (ну, знаете, такие пушистые, с лисьей мордочкой), и смотрит на нее такими глазками, прямо как у котика из «Шрека», но еще более жалостливые и в количестве шести штук:
— Хозя-а-айка... Неужели вы бросите меня здесь одного? – по щеке его побежала очень натуральная слезинка – Я не могу уже сам с собой играть в карты, шахматы, классики и «слова»! А от «крестиков-ноликов»­ я вообще готов повеситься!.. Пожалуйста, не поступайте со мной, как ваш отец, мир и покой его костям... – «Блин, че я несу! За двадцать лет разучился держать язык за зубами...» — Мне многого не надо: пистолетик поубойнее, тварь, которую можно из него расстрелять, темное и желательно тихое место, где можно провести день, пакетик крови на ужин – и я ваш со всеми потрохами и с гробом в придачу! – «Кстати, надо его отыскать, а то еще выкинут, как ненужный мусор, а в нем вся моя нормальная одежда...»
Девочка, сбитая с толку нетипичным поведением вампира, который, как ей казалось, хотел ее кровь выпить, стояла в раздумье, изо всех сил сопротивляясь действию трех пар таких жалобных красных глазок:
— Я никогда раньше не держала домашних животных... – песик умоляюще заскулил, снова пустив слезу – Хорошо... – «Неужели я это сказала?! Согласилась с вампиром на его условиях! Дура, вот теперь он тебя точно высушит подчистую!..»
Но Алукард, радостно повиляв хвостиком, только улыбнулся все той же фирменной улыбкой:
— Спасибо, хозяйка, вы не пожалеете...
Вдруг по лестнице скатывается один из людей Ричарда, который малость опоздал на общее веселье, и, увидев ее, орет во все горло:
— Господин Ричард, девчонка здесь!!! – как заметил собачку, которая мило, как мячик, держала в зубах голову этого самого Ричарда и кровожадно смотрела в его сторону (за двадцать лет и не так проголодаешься) – Аааа